Финальная битва между добром и нейтралитетом

А если олигархи — и есть государство, это чей провал?

Константин Сонин, один из ведущих российских экономистов, написал колонку о моём антиолигархическом манифесте, и это очень хорошо, хоть Константин и пытается меня поправить, замечая, что олигархи — это провал государства.

Почему очень хорошо?

Во-первых, это надо обсуждать. Проблема неравенства богатства и неравенства возможностей — ключевая для нашей страны. Нужны десятки и сотни подобных колонок «за» и «против».

Во-вторых, и это прекрасно, Константин рассматривает проблему по сути, хотя в 95% случаев любые дискуссии такого рода сразу переходят в «ничего нельзя сделать», «прошлого не воротишь», «компенсационного налога на итоги приватизации невозможны, ведь капитал сто раз сменил владельца», «это опасно, новый 17-й год».

Это такая выученная беспомощность, поощряемая властью — никому не нравится, что 88% национального богатства владеет 0,1% населения, но нечего и думать, что жизнь может быть устроена справедливее и возможны реальные шаги в этом направлении.

А поспорить с Сониным я хочу в одном — не работает его абстрактная конструкция: это неправильная политика, проводимая политическим руководством и чиновниками. Это их вина, а не вина бизнесменов. Это «провал государства», а не «провал рынка».

Кто это государство и эти чиновники? Они ж и есть олигархи. В этом и смысл олигархии:

Олига́рхия (др.-греч. ὀλῐγ-αρχία — власть немногих; от др.-греч. ὀλίγος — небольшой, малый + ἀρχή — начало, власть) — политический режим, при котором власть сосредоточена в руках сравнительно малочисленной группы граждан (например, представителей крупного монополизированного капитала). Иначе говоря, власть и капитал сосредоточены в одних руках. Олигархи — члены олигархии, могут либо сами быть членами правительства, либо оказывать решающее влияние на его формирование и принятие решений в своих личных и групповых интересах.

Политическая власть «бизнесменов» Ковальчуков, скупивших половину СМИ в стране намного превышает власть любой системной партии, кроме правящей. Они влияют на страну больше, чем КПРФ или ЛДПР, хоть за них и проголосовали миллионы.

Бизнес «чиновника» Шувалова на порядок больше, чем у 99,9% предпринимателей в стране.

Олигарх Потанин — бывший первый вице-премьер.

Олигарх Алекперов — первый замминистра нефтегазовой промышленности СССР.

и тд.

Олигархи (старые, от приватизации, и новые — от госзаказа) сформировали этот политический режим, они поддерживают его. По Сонину они — часть рынка, воспользовавшаяся провалом государства. А я считаю, что они — государство, намеренно испортившее рынок, чтобы иметь подавляющее преимущество в зарабатывании денег.

Сейчас, в 2016 году, олигархический режим описывается не так:

Само существование российских олигархов — сырьевых миллиардеров с огромным политическим влиянием — следствие слабых и архаичных государственных органов.

Это скорее мерзкий уроборос — слияние, взаимная зависимость, симбиоз. И демократия, и рынок, и конкуренция им одинаково страшны, потому что обещают только трудную жизнь и разорение.

Олигархи (важно смотреть моё определение олигархов) способствуют слабости и архаичности госорганов, а они, в свою очередь, сохраняют и преумножают их богатство.

Тимченко — он как Яровая, а Усманов — он как Бурматов. Все они одинаково вредны и не надо разносить их по разным графам таблички.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления